Город Лида - город мечты - Новая Лида

Курсы валют
Курсы НБ РБ на 18.11.2017
100 Гривен 7.5675падение
1 Доллар США 2.005падение
1 Евро 2.3648рост
10 Злотых 5.574падение
100 Российских рублей 3.3615рост
Пользователь
Вы можете войти, используя свой аккаунт на портале "Новая Лида".

Авторизация с помощью сервиса "Новая Лида. Авторизация".

Поиск

Балобай Зоя Дмитриевна: воспоминания о войне

Балобай Зоя Дмитриевна - почетный житель города Лида, ветеран Великой отечественной войны вспоминает войну, освобождение Лиды, великую Победу.

Балобай Зоя Дмитриевна

Монолог старшего лейтенанта

Родилась 8 октября 1922 года в городе Верещагино Пермской области. Я выросла в семье железнодорожников. Со своей сестрой Верой часто ходили на работу к родителям. Любили встречать и провожать поезда. В мыслях я всегда уезжала с уходящим поездом и возвращалась обратно с прибывающим. Такая игра была у нас с сестрой.

С детства мечтала стать врачом. Верила в мамин медаль он, который надела она мне на шею в день моих крестин. По словам моей мамы, крестили меня через две недели после рождения. Этот обряд проходил в небольшой церквушке за тридцать километров от города Верещагино. В самом городе церковь имелась, но она была закрыта, в то время запрещалось посещать храмы. Так мама устроила крестины и моей сестры, хотя отец и роптал. Подаренный мамой медальон был со мной всю войну. Может быть, он уберег меня от злой пули.

Закончила в городе Верещагино семь классов. В сентябре 1939 года поступила в Ижевскую школу фельдшеров. Мы, студенты, учили население азам медицинской подготовки, сами сдавали нормы ГТО (готов к труду и обороне), защищали звание "Ворошиловский стрелок". К своей мечте хотела идти ступенька за ступенькой. Но я была уже достаточно взрослой, чтобы понять - война перечеркнёт мои планы. Без конца шли эшелоны с военной техникой, солдатами; чувствовалось напряжение. "Не обойдется", - говорили люди преклонного возраста, и все понимали, что они имеют в виду.

В июне 1941 года сдала государственные экзамены. Позади учеба, экзамены. Меня направили на работу в районный центр Игра, Кировской области. В то тревожное памятное июньское утро 1941 года я спешила домой, в город Верещагино. Как я соскучилась по родным краям! Весть о начале войны неожиданно и болезненно обожгла сердце.

Девятнадцатилетней, мне поручили больничку на десяток коек. Работала с утра до поздней ночи. Приём в амбулатории, осмотр больных в стационаре, вызовы к больным по округе. Однажды прибегает мужчина в панике и просит: "Спасите мою жену, умирает!". Около десяти километров шли быстрым шагом. Случай был тяжелый, я многого еще не знала, действовала, как умела. Ребенок не остался без матери. Через месяц тот же мужчина пришёл поблагодарить меня. Он оставил, как я ни сопротивлялась, кусочек масла. А тогда уже во все двери стучался голод.

Так, в заботах, пролетело полгода, а в декабре 1941 года прислали врача. Она приехала практически без вещей, без тёплой одежды. Местные жители сшили для неё тулуп, сваляли валёнки. А в марте 1942 года я получила повестку и не без слёз распрощалась со своими первыми пациентами.


"Вместо туфелек на каблучках - огромные сапоги и три пары портянок"

Нас везли в Москву, почерневшую от горя и пожаров. Только-только отогнали немцев. Резерв медицинских работников - вот куда я в этот раз попала. С собой в мешочке - туфельки и два платья: сатиновое и из белого батиста в горошек. Всё моё девичье богатство. Думала, может в Москве театр посчастливится посетить. Где там! Каждое утро построение. Приезжали из частей и забирали медицинских работников. Десять дней я пробыла в резерве. И в одно апрельское утро 1942 года на построении называют мою фамилию.

Теперь я оказалась в городе Звенигороде. Из 17-й особой курсантской бригады, которая защищала Москву, здесь формируется 264-я стрелковая дивизия, и я пополнила её ряды. Попадаю в стрелковый полк 1060. Командовал полком капитан Геев. Мне "светило" быть на самом переднем краю боевых действий. Но ещё больше пугало, что я одна девушка-фельдшер среди мужского царства. Я и в кино с парнем за всю свою жизнь ни разу не сходила.

Обмундирование выдали: кальсоны, галифе, сапоги сорок третьего размера. Чтобы их умудриться носить, нужно было предварительно три пары портянок на худенькие ноги накрутить. Началась боевая подготовка. Как успеть, чтобы утром на построение не опоздать? Боялась насмешек. Придумала - с вечера оденусь, портянки бинтами закреплю и так сплю, а на построение первой прибегаю. Закончилась наша подготовка, и пришлось своими глазами увидеть страшное лицо войны.

Вновь сформированная 264-я дивизия свой первый бой провела под городом Козельском (июль 1942 года). Здесь фашисты готовили прорыв, чтобы опять пойти на Москву. Первые столкновения с врагом были самыми жестокими. С техникой у нас - совсем слабо, а враг вооружён до зубов. Немцы с автоматами, а мы зачастую с учебными винтовками, и то - одна на двоих… В отчаянии негодовали: "Где командование?! Куда смотрит?!" Иные не выдерживали, роптали, робко вопрошали: "Неужто измена!". Стиснув зубы, с болью в сердце мы теряли своих друзей. Немецкие самолёты сплошными тучами небо застилали. Земля напоминала ад. "Ну, хотя бы один наш самолетик появился", - говорили бойцы. Но чуда не случалось. За четырнадцать дней почти вся дивизия полегла. Сколько ребят молодых полегло - вспомнить страшно. Наступление немцев всё же сдержали, более того - отвоевали три населённых пункта: Гринь, Ожигино, Гаськово. С санитарной сумкой на боку мне приходилось быть в самых опасных местах. В тот момент не чувствовала ни страха, ни усталости. Делала всё, что было в моих силах.

Вспоминается один из боёв в летние дни 1942 года под Козельском. Тяжелым и неравным был тот бой. Плечом к плечу дрались в кровавой мясорубке простые парни с необыкновенным советским характером. Не один раз гвардейцы то наступали, то отступали. Не один раз переходили они в рукопашную схватку. Наши отступили. На нейтральной полосе я заметила, что кто-то остался лежать. Поползла. Вдруг стали стрелять наши автоматчики. Слышу крики: “Военфельдшер, назад!”. Но повернуть я не могла. Оказывается, я ползла к уже мертвому гвардейцу с одной стороны, а немцы - с другой. Если бы не помощь наших автоматчиков, была бы я в плену. Но осталась большая обида, потому что командир дивизии дал мне выговор за эту вылазку. Он сказал: “Нам нужны живые, а не мертвые!”. Но всегда в душе теплилась надежда: "А вдруг живой?"

Так случилось и с командиром батальона Самоделовым Иваном Ефимовичем. Смотрю - бугорок, а из земли только сапоги видны. Раскопала, а он живой. Смотрит на меня, но ничего не слышит. Контузило его. Я ему говорю идти в санчасть, а он мне в ответ: “Ты пойдешь за меня воевать?” Помню рядового Урусова. Он был тяжело ранен в ногу. Перевязала я его, а он просит: “Только в санчасть не отправляйте, заживет быстро". И таких случаев не перечесть.

Обо что же споткнулись фашисты на нашей территории? Можно твердо сказать: о массовый героизм наших воинов, упорство, патриотизм, преданность знамени, под которым они шли в бой.

За бои под Козельском я получила первую правительственную награду - медаль "За отвагу" (август 1942 года). Вручал мне её командир дивизии полковник Моковчук. Здесь я получила и первую контузию.

Медсестра Зоя

Стройная, как лен, на чеканных ножках,
Глаза окутаны дивной улыбкой,
В суконном платье, яловых сапожках,
С желтоватой санитарной сумкой.
Волосы чуть прикрыты на макушке
Цвета хаки пилоткой пехоты,
Шагает по зелёной роще
Медсестра из санитарной роты.
Нет, не шагает, а согнувшись бежит
В гуще боевых порядков части,
То ползком поползет, то полежит,
Не зная ни страха, ни усталости.

Пули свистят над бедной головой,
Снайпер поразил земного сокола,
Тяжело ранен сержант Баровой.
На участке полка не слава богу,
На позициях соседа тоже.
Замполиту оторвало ногу,
О господи! Боже ты мой, боже!
Тут шагом подбежит, на зло тирану,
К раненым бойцам в разгаре боя,
Душой согреет, перевяжет рану
Медсестричка по имени Зоя.
В часы передышки в землянке тесной,
Перед тем, как вновь двинуться в поход,
Зоенька, тут как тут, со своей песней,
Очередной совершает заход.

Однополчанин, капитан Эмир Асан Усаипович.


"Гвардейцы, ни шагу назад!"

После боёв под Козельском наша 264-я стрелковая дивизия была переименована в 48-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. Как дорогую святыню, со слезами на глазах мы принимали Гвардейское знамя (осень 1942 года). Какой это почёт был для нас! Приказ "Гвардейцы, ни шагу назад!" воспринимали буквально.

Живем в землянках. Идет пополнение. Прибывает боевая техника, солдаты. На танках, на самолетах, на машинах надписи – "За Родину!", "За освобождение Родины!", "Громим фашистскую гадину!", "Ни шагу назад!".

Меня решили перевести в медсанбат, а бойцы - вопрос мне: "Ты что, лейтенант Зоя, испугалась?". Это я, комсорг роты, и испугалась?! Да что они такое говорят?! Только об одном попросила, чтобы в помощь санинструкторов прислали. И вот мы с Машей Гордеевой и Аней Таракановой снова там, где нужна наша помощь. В санитарном взводе была одна лошадь с повозкой. На ней возили медикаменты и другие необходимые принадлежности. Тяжело раненных бойцов и больных мы оставляли в специальных местах. Оттуда их вывозили в тыл поэтапно: санитарная рота – медсанбат. А дивизия шла вперёд.

Весна и осень - это было самое трудное время для медработников. Дождь, грязь. Тянем раненого солдата по пояс мокрые, грязные. Часто слышали: “Доченька, оставь меня, погибнем вдвоем”. Но мысли были одни - вынести. Не один раз приходилось брать медработникам в руки автомат, спасая жизнь себе и раненому.

Много писем приходило нам из госпиталей с благодарностью. А сколько стихов посвящалось...

Сестричке

Дул холодный, порывистый ветер,
И во фляжке замёрзла вода.
Эту встречу и тот зимний вечер
Не забыть ни за что, никогда!

Был я ранен, и капля за каплей
Кровь горячая стыла в снегу.
Наши близко, но силы иссякли,
И не страшен я больше врагу.

Мне минуты казались столетием,
Шёл по-прежнему яростный бой.
Медсестра, дорогая Анюта,
Подползла, прошептала: “Живой?”.

Повернись, посмотри на Анюту,
Докажи, что ты, парень, герой!
Не сдавайся ты смертушке лютой,
Мы над ней посмеёмся с тобой.

И взвалила на девичьи плечи,
И во фляжке согрелась вода.
Эту встречу и тот зимний вечер
Не забыть ни за что, никогда!

В конце 1942 года обстановка на фронте сложилась для нас более благоприятно. Мы получали все больше боевой первоклассной техники. Создавались мощные резервы. Враг перешел к стратегической обороне, а мы захватили инициативу в свои руки.

Летом 1943 года идем в наступление. Тяжело передать словами, чего стоила битва в районе Курска. Она является одним из величайших сражений Великой Отечественной войны. На Курской дуге погибла наша медсестра Маша Гордеева. Зимой 1943 года с жестокими боями освобождали Воронежскую, Харьковскую, Белгородскую, Кировоградскую, Николаевскую области. Сутками не имели отдыха. Метель и вьюга ослепляли глаза, ноги проваливались в глубоком снегу, мороз обжигал лицо. Казалось, силы оставляют: не то, что воевать, – двигаться не было сил. Люди, случалось, падали на ходу. Но батальоны двигались на Запад, освобождая один за другим населенные пункты.

Вспоминаются жестокие бои под городом Будённым, Белгородской области. Морозы доходили до 40 градусов, враг упорно сопротивлялся, но и было немало раненых и обмороженных, сдающихся в плен немцев. Они дрожали, как зайцы, думая, что русские будут их расстреливать. Но мы им оказывали медицинскую помощь. На глазах немцев появлялись слезы, некоторые пытались даже отблагодарить.

Запомнила я разведчика 146-го стрелкового полка Павла Смирнова. Во время взрыва он прикрыл меня собой, получив тяжёлую контузию. А сколько таких случаев было во время боя!? Жалели они нас.

Мы шли по украинской земле. Наши ряды пополнялись на ходу местными жителями. Иногда это сказывалось отрицательно. Во время боёв эти люди уходили к себе домой. Оказывали нам помощь жители населенных пунктов и продуктами. В зажиточные дома мы старались не заходить. Там встречали нас не очень приветливо. В одной украинской хатке угостили нас принесенными из погреба солеными помидорами. Таких я больше в жизни не пробовала.

Продолжались ожесточенные бои. Немецкое главное командование, собрав дополнительные силы, организовало контрнаступление. Неся потери, наши войска отступили. И во второй половине марта 1943 года немцы вновь заняли Харьков. За рекой Северский Донец мы заняли оборону. Мы знали, что немцы продвигаются на Белгород. С болью в сердце узнали, что и Белгород немцы захватили.

К нам шло пополнение. В дальнейшем, как ни пытался противник одолеть наших гвардейцев, успеха он не имел. Многократные попытки немецко-фашистских войск в конце марта прорвать нашу оборону не дали результатов.

Наступление на Харьков наших войск усиливалось. Чтобы избежать окружения, немцы в августе 1943 года начали отходить из Харькова. Жители освобожденного города восторженно встречали наших солдат.

В составе 2-го Украинского фронта (командующий генерал И.С. Конев) форсировали Днепр (сентябрь 1943 года). Гвардейцы проявляли величайшее упорство, храбрость, мужество. Не дожидаясь подхода понтонных мостов, солдаты пересекали Днепр на чем угодно: на бревенчатых плотах, самодельных паромах, лодках. Все, что попадалось под руку, шло в дело. На противоположном берегу шли бои за плацдарм. Не успев закрепиться, войска вступали в бой. И битва за Днепр была выиграна.

Повар Клава

При форсировании Днепра нас на плотах переправляли на берег, занятый немцами. Плоты чаще всего удавалось фашистам потопить, но наши солдаты бесстрашно плыли навстречу врагу. Мы с фельдшером Мишей Хаимовым перевяжем раненых и под обрыв тащим, а тут Мишу самого тяжело ранило. Я одна не справляюсь.

- Вы лейтенант Зоя?

- А ты кто, медик? - спрашиваю у молоденькой девушки.

- Нет. Я - повар...

Но перевязывать Клава умела. Догнала ёе злая пуля. У неё маленькая дырочка в плече образовалась, говорила, что не очень болит. Переправляя на наш берег раненых солдат, я приказала Клаве оставить поле боя. Она не захотела понять, что слепое ранение может оказаться самым коварным. Так и не послушалась, а через два часа … умерла. Вот такая маленькая трагедия - одна из миллионов.

А какое геройство проявляли наши миномётчики! Коля Зубенко, Василий Ильин. За форсирование Днепра они были награждены орденами Александра Невского.

Все тяжести освобождения Кривого Рога легли и на нашу дивизию (октябрь 1943 года). Немцы направили на наши войска бомбардировочную авиацию, которая наносила нам чувствительные удары. Но противник не смог отбросить наши войска и перешел к обороне. Уже очень чувствовалось, что немцы настолько истощены, что не могут вести серьезных наступательных действий.

Говорили, будто именно нас имел в виду Сталин, когда сказал, что мир такой пехоты ещё не видел.

После этих боёв нашей дивизии было присвоено звание Криворожской.

За бои на 2-м и 3-м Украинском фронте я была награждена орденом Красной Звезды, вручал его мне командир дивизии полковник Корчиков Глеб Николаевич.

О 48-й дивизии

Теснее ряды, ребята!
Гвардейцы 48-й,
Дивизия наша рождалась
В жестоких боях под Москвой.

Гвардейской любые задачи
Бывали всегда по плечу,
Водил её в бой под Козельском
Суровый на вид Моковчук.
Под Горьковым храбро сражалась
С фашистскою чёрной ордой,
Собой прикрывала танкистов
И их прикрывалась бронёй.

Успешно врага разгромила
В полях средь днепровских равнин.
Повел её Корчиков дальше -
На Запад, на Брест, на Берлин
Но прежде, чем выйти к Берлину
И стать на фашистский порог,
Дивизия с честью отбила
Для нашей страны Кривой Рог.

Прошла по лесам Беларуси
И в Брестскую Крепость вошла,
Громила фашистов на Висле,
Форты Кенигсберга брала.

Почётный приказ выполняя,
Громила в Берлине врага,
Гвардейская 48-я
С победой к Рейхстагу пришла.

Стремительным маршем на Прагу
Свой ратный закончила путь.
Теперь по пути ветеранов
Друзья-следопыты идут.

«Земля белорусская от взрывов дрожала, а сердце радовалось - мы фашистов гоним!»


48-я дивизия с боями дошла до города Николаева. Здесь был сделан небольшой перерыв. И впервые за три года нас перевезли в товарных вагонах в город Новозыбков. Пополнив свои ряды, мы пешком двинулись под Гомель. Это была весна 1944 года.

В составе 1-го Белорусского фронта (командующий К. К. Рокоссовский) приняли участие в боях за освобождение Беларуси.

Командовал нашей 48-й дивизией генерал Корчиков Глеб Николаевич. Мы наступали. Армия была уже сильная, одни "Катюши" чего стоили. Земля дрожала, но не ужас охватывал сердца, а несказанная радость. Мы победим, обязательно освободим нашу Землю!

С боями освобождали каждый населённый пункт: Речицу, Заозерье, Любань, Старобин, Красную Слободу, Ганцевичи, Березу – Картузска, Кобрин…

На Беларуси попадали в болота. Солдаты плели мокроступы, наподобие широких лыж, чтобы болото преодолеть. На танках лежали по два-три бревна, чтобы можно было их подложить под гусеницы.

За форсирование реки Щара дивизия была награждена Орденом Красного Знамени (лето 1944 года).

И вот наших солдат приветствуют жители Бреста. Здесь у нас был трехчасовой отдых. Разведка в это время искала броды через реку Буг - мосты все были разрушены. Кстати, а вы знаете, что такое "живой" мост? Солдаты, стоя в воде, держат доски, а пехота быстро по ним пробегает. Было и такое.

"Только вперед – наша берет!" – под таким лозунгом и по Польше шли, Кенигсберг освобождали и Берлин брали.

За эти бои в восточной Пруссии и Берлине наша дивизия была награждена орденами Суворова и Кутузова 2-й степени.


"И смерть, и слезы, и любовь..."

Обидно было погибнуть в майские дни 1945 года, когда все дышало предчувствием Победы. И нужно было такому случиться. При форсировании в Берлине Тельтового канала наша санчасть попала под настоящую бомбёжку наших же самолетов. Они, наверное, считали, что в этом квадрате находится живая сила врага, а не наши войска.

Полковой врач Куатов, с которым я разговаривала, был убит. Когда я очнулась, то была вся в крови, ничего не слышала. Тут ко мне подбежал Лёня Балобай – шустрый такой парень. Он ещё в Польше на меня "глаз положил". Ему сказали, что на другой стороне канала санчасть разбомбило, что все погибли. Вот он и прибежал, чтобы в последний раз посмотреть на меня. К счастью, я осталась жива. Здесь я получила тяжелую контузию и легкое ранение в ногу (конец апреля 1945 года). Раны залечивала в своей санчасти.

После взятия Берлина нашу 48-ю дивизию направили в Прагу (3 мая 1945 года). С Берлина шли с приподнятым настроением. Лошадям колпаки с красными звездочками одели, ноги бинтами украсили.

Не дойдя до Праги, в Ческе Липа сделали привал. И тут услышали стрельбу со всех видов оружия. Со всех сторон неслось: "Победа! Победа! Конец войне!". Это было 9 мая 1945 года. Счастью, казалось, не будет предела. Такой радости в своей жизни я больше не испытывала.

В Ческе Липа наша дивизия пробыла месяц. Расположились мы в лесу. Шли учения, пополнение личным составом и вооружением. Ждали того дня, когда придет приказ о возвращении на Родину. Предполагали, что нашу 48-ю дивизию направят в Кривой Рог, однако постоянным местом дислокации выбрали город Лиду в Беларуси (командир дивизии Корчиков, командир 146 стрелкового полка Савичев). Из Ческе Липа мы двинулись в обратный путь на Беларусь. Шли через Бреслау, Варшаву, Белосток. Эта дорога была прекрасной. Днем шли, а ночью отдыхали. Впервые за четыре длинных года войны солдаты спали спокойно. На привалах пели песни, танцевали. Радость переполняла сердца.

Когда перешли границу около Гродно, солдаты целовали землю. На реке Дитва сделали привал. Хотелось войти в город Лиду чистыми, отдохнувшими, подтянутыми. И в июле 1945 года жители на улице Варшавская встречали нас хлебомсолью. Мы зашли в город с лозунгами "Встречайте, мы – из Берлина!", "Родина! Приветствуем тебя!". Город был полностью разрушен. Дивизия расположилась в лесу, на север от города.

В мирном труде солдаты отдыхали от войны. Днем служили, а вечером все отправлялись на восстановление города. Высаживали в парках деревья, озеленяли улицы. Солдаты и офицеры дивизии многое сделали, чтобы город стал красивым. О собственном благополучии никто и не думал.

8 августа 1945 года сыграли свадьбу. Муж – Балабай Леонид Никифорович (март 1923 года рождения, командир стрелковой роты, капитан).

Демобилизовалась в звании лейтенанта 2 января 1946 года, приказ военкома Барановичского военного округа Зарембо №043 от 2.01.1946 г. по статье 43 пункт а.

3 февраля 1947 года родился сын Станислав.

17 ноября 1948 года поставлена на воинский учет Лидским городским военкоматом.

С ноября 1948 года работала в гарнизонном военном госпитале старшей медсестрой.

В 1959 году дивизию расформировали. Одни уехали на новое место службы, другие, демобилизовавшись, подались в родные места.

31 декабря 1972 года я была снята с воинского учета и ушла в отставку в звании старшего лейтенанта.

Посвятив сорок лет своей любимой профессии, в 1988 году ушла на заслуженную пенсию. Сколько солдат вылечила, сколько спасла жизней!

К сожалению, рано осталась вдовой, жизнь посвятила сыну.

Станислав закончил Ленинградское высшее военное инженерно-строительное училище. В этом училище остался и преподавать. В настоящее время он подполковник в запасе. Имеет сына и дочь. Живут все в Санкт-Петербурге. Зовут и меня туда. Внучка Анечка осуществила мою мечту - стала врачом.

После войны, кроме меня, в живых осталась и моя сестра – Максимова Вера Дмитриевна. Жила в городе Лиде. Воевала она в артиллерии. Имела звание лейтенанта медицинской службы. Награждена медалью "За боевые заслуги" и "За Победу над Германией". В 1981 году её не стало.

Полковник Растовцов организовал в нашем городе патриотический клуб. И я уже более двадцати лет занимаюсь общественной работой.

У кого еще есть здоровье и силы, собираются, и каждый год едут на встречу с однополчанами. Чем дальше уходит от нас война, тем меньше в живых остаётся её свидетелей.

Сегодня в городе осталось 7 ветеранов славной дивизии: Владислав Андреевич Адамсон, Зоя Дмитриевна Балабай, Василий Ананьевич Задорожкин, Алексей Гаврилович Иванов, Михаил Борисович Корнилов, Василий Петрович Зырянов, Нина Васильевна Лямяновская.

Награждена :

- медалью "За отвагу", № 281301, указ секретаря Президиума Верховного Совета СССР А. Горки от 23 октября 1946 года, орденская книжка А № 325722. Вручена за бои под городом Козельском в августе 1942 года, командир дивизии генерал Моковчук;

- орденом Красной Звезды, № 1025822, указ секретаря Президиума Верховного Совета СССР А. Горки от 23 октября 1946 года, А № 325722 орденская книжка. За бои на 2-м и 3-м Украинском фронте, командир дивизии полковник Корчиков Г. В.;

- медалью "За боевые заслуги", №2638671, указ секретаря Президиума Верховного Совета СССР А. Горки от 23 октября 1946 года, орденская книжка А № 325722 . За бои на 1-м и 3-м Белорусском фронте, командир 146 полка подполковник Савичев;

- орденом Отечественной войны II-й степени, №3105356 указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1985 года, орденская книжка А № 319360, вручал военком города Лиды в 1985 году.

А также награждена медалями: "За взятие Кенигсберга", "За взятие Берлина", "За Победу над Германией"


Были опубликованы статьи в газетах обо мне:

Левы Б. "Камандзiр санiтарнага узвода", "Лiдская газета" № 57(9979) от 8.05.1999г., стр.2;

Левы Л. "Наша Зоя", газета "Гродзенская прауда" № 146(12467) от 8.05.1999г., стр.2

Масян Н. "Да Дня пажылых людзей", "Лiдская газета" № 122(10044) от 30.09.1999г., стр.1;

Владимиров Е. "По долгу памяти", газета "Ветеран" № 41(706) 2002г., стр. 5;

Осипенко Т. "Они сражались за Беларусь", "Лiдская газета" №99(10067) от 3.07.2003г., стр.4;

Бельский И. "И помнит мир спасенный", "Лiдская газета" № 114-115(10946-10947) от 2.07.2004г., стр.1;

Ступакевiч Т. "Не старэюць душой ветэраны", газета "Гродзенская прауда"» № 159(14558) от 17.08.2004г., стр.2 .


По материалам книги "От солдата до генерала. Воспоминания о войне". Том 8. - М.: Академия исторических наук, 2007. - 681 с.
© НИРП "Новая Лида"

Опубликовано:09.07.09, Просмотров:12905, Печать
 
Комментарии Вконтакте
Реклама

Погода в Лиде
Лида, Беларусь
Сейчас: +3 °C
Пасмурно, дымка
Опросы
Готовы ли Вы радикально изменить свою жизнь?
Никогда не задумывался об этом
Иногда абстрактно думаю, что было бы неплохо это сделать
Собираюсь это сделать в обозримом будущем
Сейчас в процессе изменений
Новости страны

15:15 НСЖУ: Задержание Шаройко осуществил КГБ Беларуси

15:09 В Минске арестован корреспондент "Украинского радио"

14:27 Минск ответил Киеву на "нож в спину"

14:00 Собкора "Украинского радио" Шаройко арестовали в Беларуси в конце октября

13:04 : Николай Лопухов: В сборной Белоруссии есть скрытые резервы, их нужно раскрыть

16:51 Несмотря на вопли РФ про "ихтамнет", ПА ОБСЕ приняла резолюцию об оккупации Крыма и Донбасса российскими "гибридами"

14:41 Стали известны ключевые темы киевского саммита Украина-ЕС

18:18 Боевики не предоставили никакой информации о Станиславе Асееве и отказываются обменивать около 40 заложников

20:30 Беларусь "изменила" России, закупив нефть у Ирана – СМИ

17:00 Рейтинг экономических свобод: Украина упала, РФ и Беларусь поднялись (инфографика)

00:35 Каралахти: С удовольствием вернулся бы в минское "Динамо"

07:47 Хабибулин: Если они не могут лететь чартером, пусть летят рейсовым самолетом

©
© 2017 НИРП "Новая Лида". v. Hermes. TERMS OF USE || Privacy Information.